cbc5c3d9

Линдсей Джоанна - Любовь И Ветер



ЛЮБОВЬ И ВЕТЕР
Джоанна ЛИНДСЕЙ
Анонс
Любой мужчина, увидев эту очаровательную девушку с огромными зелеными глазами, уже не мог отвести от нее взгляда. Однако природа наградила Джессику неукротимым, буйным нравом.

Одетая в ковбойские брюки и мужскую Полотняную рубашку, эта юная владелица ранчо носилась на коне по прериям и водила дружбу с индейцами. Но даже на строптивую Джессику нашелся укротитель.
Пролог
Вайоминг, 1863
Томас Блэр стоял на холме и смотрел на долину, где среди зарослей можжевельника и пушистых сосен спряталось его ранчо. В его глазах светилась гордость. Домик был небольшой, бревенчатый, в нем всего три комнаты.
Но он, без всякого сомнения, выдержит любые зимние метели. Рэчел сказала, что она не имеет ничего против такого жилья. В конце концов, они начали свое дело только два года назад.

И еще будет время построить такой дом, которым она станет гордиться.
Как терпелива его молодая красивая жена и как он ее любит! Рэчел - сама доброта, красота и добродетель! Рэчел и ферма, которая - теперь уже совершенно ясно - станет процветающей, - это все, что он хотел от жизни и что получил. Все?

Ну... Может, и не совсем все. Вот если бы Бог послал им сына, но у Рэчел случилось два выкидыша.

У них есть один ребенок. Дочь. И вся обида Томаса замкнулась на Джессике - она не сын! И было отчего: по ошибке всю первую неделю ее жизни он считал, что у него родился мальчик.

И он даже окрестил его Кеннет. Кеннет Джесс Блэр. Вдова Джонсон, принимавшая роды - доктора не отыскали, - так боялась Томаса, что не открыла ему правду.

Он ведь так хотел мальчика. И Рэчел, которая едва не умерла при родах и так ослабла, что не могла кормить ребенка грудью, тоже думала, что подарила Томасу сына.
Для обоих был настоящий удар, когда миссис Джонсон не могла уже больше терпеть и, дрожа от страха, сказала правду. Как Томас был огорчен! Он больше не хотел смотреть на ребенка.

И никогда не согревал дочь даже ласковым словом, не в силах простить ей, что она девочка.
Все это произошло восемь лет назад, в Сент-Луисе. Томас женился на Рэчел за год до этого, и она уговорила его поселиться в городе. Ради нее он бросил горы и долины Запада, где провел большую часть жизни, охотясь с капканами и снабжая форты продуктами питания.
Сент-Луис был слишком цивилизованным местом и слишком маленьким для человека, привыкшего к просторам и великолепию Роки Маунтэнз с благостной тишиной долин. Но он был прикован к городу целых шесть лет - родители Рэчел оставили ей склады, и он с их помощью снабжал продовольствием поселенцев, направлявшихся на Запад.

На его Запад. На его широкие просторы. Когда нашли золото в Колорадо и Орегоне, у Томаса возникла идея снабжать мясом рудники и маленькие городки, которые выросли на столь хорошо известных ему землях.
Эта идея могла умереть, но Рэчел поддержала Томаса. Она никогда не испытывала трудностей, никогда не жила за пределами города, но она любила мужа и знала, как он несчастен в Сент-Луисе.

И, преодолевая внутреннее сопротивление, она согласилась продать склады и отпустила Томаса на целый год, который ушел у него на то, чтобы начать новое дело, собрать одичавших бычков в Техасе; купить крупных восточных коров для скрещивания и построить домик. Наконец он привез Рэчел, попросил ее придумать название для ранчо. Она назвала его Роки Вэлли.
Единственное желание Рэчел перед тем, как начать совсем другую жизнь, состояло в том, чтобы дать дочери образование, которое она получила бы, останься они в Сент-Луисе. Она захотела отдать Джессику



Назад