cbc5c3d9

Линдсей Джоанна - Кардиния 1



ПРИНЦЕССА
Джоанна ЛИНДСЕЙ
Анонс
Таня, круглая сирота, служанка в таверне маленького городка на Миссисипи, и вообще-то не верила ни одному мужскому слову - что уж говорить о совершенно невероятной истории, с которой обрушился на нее таинственный незнакомец Штефан! Он всерьез утверждал, что нищая служанка - ни больше ни меньше, как наследная принцесса, ребенком похищенная и увезенная в Америку, к тому же - его законная невеста...
Глава 1
Кардиния, 1835 год
Кронпринц Кардинии спешил в покои короля. В небольшой гостиной перед самой опочивальней его встретил Максимилиан Данев. Взглянув на графа и оглядев родные стены, принц вспомнил годы своего детства.

Именно сюда призывал король своего проказника-сына, чтобы заслуженно, а иногда и нет, наказать его. Никому, кроме графа Данева, не позволялось находиться в этой гостиной во время довольно бурных разговоров царствующего родителя со своим наследником, и, надо заметить, графу удавалось умерить пыл обоих. Данев всегда был самым близким другом короля, его главным советником и наперсником, а теперь занимал пост премьер-министра.
Граф обратился к принцу. Говорил он, как обычно, с твердостью и спокойным достоинством, в его речи проскальзывал едва уловимый румынский акцент.
- Весьма признателен вам, ваше величество, за то, что вы так быстро приехали. Я опасался, что вас придется разыскивать по всем цыганским таборам в округе.
В его словах прозвучал плохо скрываемый упрек. Макс в большей степени, чем сам король, не одобрял довольно разгульный образ жизни принца. Но на этот раз замечание графа не произвело на молодого человека никакого впечатления.

Принц с волнением отметил, что Данев, обращаясь к нему, сказал "ваше величество", а не "ваше высочество".
- Боже мой! - воскликнул принц, побледнев. - Отец жив?
- Да, разумеется, Господь с вами! - поспешил заверить Максимилиан, сам ужаснувшись этому предположению.
Граф проявил неосторожность - ведь принц не был готов к тому, чтобы выслушать эту важную новость. Штефан Барони, кронпринц, должен был знать все.
- Король Шандор, - продолжил граф, - официально, в присутствии великого визиря Турции, отрекся от престола.
Принц вспыхнул:
- Как посмели меня не пригласить на столь важную церемонию?
- Посчитали, что ваши протесты окажутся неуместными...
- Непременно так бы и сделал! Но что случилось, Макс? Доктора отца утверждали, что дела идут на поправку.

Выходит, они мне солгали?
- Королю действительно стало лучше. Но несмотря на улучшение, ему уже не под силу управлять государством. Болезнь сердца - дело нешуточное, и в шестьдесят пять лет, увы, она неизлечима.

Вам же известно заключение докторов: малейшее волнение может пагубно сказаться на хрупком здоровье короля.
Эти слова болью отозвались в сердце принца, но он мужественно скрыл свои страдания. Опустив глаза, он вспомнил, что Макс действительно говорил ему о тяжких последствиях болезни короля, но он тогда отказался верить в непоправимое.

Ни один ребенок не может смириться с мыслью о возможной смерти отца. И принц продолжал надеяться. Тем более что доктора вселяли в него эту надежду, хрупкую, зыбкую надежду, как он теперь понимал...
- Меня вызвали по высочайшему повелению для того, чтобы объявить королем? Короновать, хотя сам нынешний монарх еще жив? - с горечью спросил принц.
- Я понимаю ваши чувства. Но ничего нельзя поделать. Таково желание короля.
- Ведь ты можешь заменить его! Так было всегда, когда он покидал страну. Отец не должен оставлять престол при жизни!
Максимилиан печально улыб



Назад