cbc5c3d9

Линдс Гейл - Мозаика



ГЕЙЛ ЛИНДС
МОЗАИКА
Аннотация
Кандидат в президенты США Крейтон Редмонд ради победы на выборах готов на все. По сфальсифицированному диагнозу он помещает старого отца в закрытую частную клинику. Путем шантажа заставляет полицейского внести изменения в документы.

Заказывает убийство сестры...
Единственный свидетель преступления, племянница Джулия, слепа, и поэтому не представляет угрозы для Редмонда. Но, оказывается, зрение иногда возвращается к ней.
И тогда Джулия становится лишним элементом зловещей мозаики...
Приключение по своей сути — полезная вещь. Смелость — это цена, которую жизнь требует за обретение покоя.
Амелия Эрхарт
Посвящается дочери Джулии Стоун, замечательной, прекрасной и дорогой моему сердцу
Пролог
Дневник свидетеля
Самое время внести ясность и честно рассказать о том, что произошло...
* * *
ПОНЕДЕЛЬНИК, 30 ОКТЯБРЯ
ОКРУГ ВЕСТЧЕСТЕР (ШТАТ НЬЮЙОРК)
В два часа пополудни солнце добралось до его окна. Старик чувствовал слабость после укола. Эти уколы! Запутать его, отнять последние силы — вот чего они все добиваются. Особенно его раздражали их медицинские дипломы — отличная маскировка, скрывающая настоящие цели.

Провести их всех и вырваться к чертовой матери из этой тюрьмы. Он чувствовал, что дольше откладывать нельзя.
Вся надежда на молодого санитара. Жадный, а старик всегда считал жадность полезным свойством.
— Настоящий? — шепотом спросил санитар, толкая больничное кресло старика по коридору навстречу октябрьскому солнцу. — Целый карат.
— Конечно, настоящий, — пробормотал он. — Стал бы я тратить время на фальшивый?
— Что? — склонился к нему санитар.
— Ничего.
Санитар выкатил его кресло в некое подобие парка — жалкая попытка смягчить чувство вины тех, кто мог позволить себе сбагрить превратившихся в обузу родственников и запихнуть их в это Богом забытое место. Летом на опрятных клумбах, окаймлявших извилистые тропинки платного приюта для престарелых, ярко цвели петунии и анютины глазки.

Но сейчас конец октября, и клумбы уже опустели в ожидании первой вьюги. Этот тщательно ухоженный уголок, окруженный лесными зарослями, принадлежал сыновьям старика и был куплен ради того, чтобы надежно оградить его от семьи и всего мира.
Санитар остановил коляску под высоким платаном. Большая часть листьев уже опала, ветви стали похожи на шатер из костей. Отсюда, с пригорка перед деревом, хорошо были видны окрестности.
Старик вдохнул холодный воздух, почти поймав давнее приятное воспоминание. Он помотал головой. Воспоминание ушло, как уйдет и он, если не выберется отсюда.

Он перевел взгляд на санитара. Плотный молодой человек с тяжелой челюстью и простодушным взглядом. Не совсем чисто выбрит, но многие нынче не любят бриться.

Вчера парнишка вел себя как наглый хулиган но сегодня присмирел, почувствовав возможность заработать еще один бриллиант.
— Что ты сделал с бриллиантом? — спросил старик.
— Как вы сказали, я пошел в банк в Армонке, получил персональный сейф и положил туда камень. Я не стану продавать его в течение шести месяцев, пока не поеду в отпуск.
Старик внимательно посмотрел на юношу:
— Продай его подальше отсюда, в какомнибудь большом городе, где никто тебя не знает. А затем как можно быстрее уезжай. Послушай меня. Будь осторожным.

Ты же не хочешь, чтобы полиция задержала тебя и стала задавать вопросы.
Парнишке стоило бы бояться коечего похуже полиции, но старик не собирался ему об этом рассказывать.
— Когда я получу другой бриллиант?
Он улыбнулся. Жадность — отличный союзник.
— Как только ты пош



Назад