cbc5c3d9

Линдгрен Астрид - Пиппи Длинныйчулок



Астрид Линдгрен
Пиппи Длинныйчулок
ПИППИ ПОСЕЛЯЕТСЯ НА ВИЛЛЕ ВВЕРХТОРМАШКАМИ
На окраине маленького-премаленького городка был старый запущенный
сад. В саду стоял старый дом, а в доме жила Пиппи Длинныйчулок. Ей было
девять лет, и жила она там совершенно одна. У нее не было ни мамы, ни
папы; и, собственно говоря, это было не так уж и плохо. Некому было го-
ворить ей, что пора ложиться спать, как раз тогда, когда ей было всего
веселей. И никто не заставлял ее пить рыбий жир, когда ей гораздо больше
хотелось карамелек.
Когда-то у Пиппи был папа, которого она очень любила. Да, по правде
говоря, у нее была и мама, но так давно, что она ее и не припомнит. Мама
умерла, когда Пиппи была всего-навсего крошечной малышкой, которая лежа-
ла в колыбели и так ужасно орала, что никто просто не мог находиться
поблизости. Теперь Пиппи думала, что ее мама сидит наверху, на небе, и
смотрит сквозь маленькую дырочку вниз на свою дочку. И Пиппи частенько
махала ей рукой и говорила:
- Не бойся! Я не пропаду!
Папу Пиппи помнила. Он был капитаном и плавал по морям-океанам, а
Пиппи плавала вместе с ним на его корабле до тех пор, пока папу однажды
во время шторма не сдуло ветром прямо в море и он не исчез. Но Пиппи бы-
ла совершенно уверена в том, что в один прекрасный день он вернется на-
зад. Она никак не могла поверить, что он утонул. Она верила в то, что он
выплыл на берег, на остров, где полным-полно негров, и стал королем всех
этих негров, и все дни напролет расхаживает по острову с золотой короной
на голове.
- Моя мама - ангел, а папа - негритянский король. Не у всякого ребен-
ка такие знатные родители, - частенько говаривала довольная собой Пиппи.
- И как только папа построит себе новый корабль, он приплывет за мной, и
я стану негритянской принцессой. Тра-ля-ля! Вот будет здорово-то!
Старый дом, который стоял в саду, ее папа купил много лет тому назад.
Он думал, что будет жить там с Пиппи, когда состарится и не сможет
больше плавать по морям. Но вот тут-то как раз и случилась эта досадная
неприятность: его сдуло ветром в море. Пиппи знала, что он непременно
вернется обратно, и она прямиком отправилась домой, чтобы ждать его там.
Дом назывался Вилла "Виллекулла", что значит "Вилла Вверхтормашками",
или "Дом Вверхдном". Он стоял в саду, готовый к ее приезду, и ждал. В
один прекрасный летний вечер она распрощалась со всеми матросами на па-
пином корабле. Они очень любили Пиппи, а Пиппи очень любила их...
- Прощайте, мальчики, - сказала Пиппи, перецеловав их всех по очереди
в лоб. - Не бойтесь за меня, я не пропаду!
Она захватила с собой с корабля маленькую обезьянку по имени господин
Нильссон - ее она получила в подарок от папы - и большой чемодан, битком
набитый золотыми монетами. Матросы стояли у перил и смотрели вслед Пип-
пи, пока она не скрылась из виду. Она шла, крепко держась на ногах и не
оборачиваясь. В руке у нее был чемодан, а господин Нильссон устроился у
нее на плече.
- Удивительный ребенок! - сказал один из матросов, когда Пиппи исчез-
ла вдали, и вытер слезу.
Он был прав. Пиппи была в самом деле удивительным ребенком. А самым
удивительным в ней была ее огромная сила. Она была так сильна, что во
всем мире не нашлось бы полицейского, который мог бы помериться с ней
силой. Она могла бы поднять даже лошадь, если бы хотела. И она этого хо-
тела. У нее была собственная лошадь, она купила ее, уплатив одну монету
из кучи своих золотых в тот самый день, когда вернулась домой на Виллу
Вверхтормашками



Назад