cbc5c3d9

Линдгрен Астрид - Эмиль Из Леннеберги



Астрид Линдгрен.
Эмиль из Леннеберги
* ЭМИЛЬ ИЗ ЛЕННЕБЕРГИ *
Эмиль из Леннеберги. Так звали мальчика, который жил близ Леннеберги.
Эмиль был маленький сорванец и упрямец, вовсе не такой славный, как ты.
Хотя на вид неплохой парнишка - что правда, то правда. И то пока не нач-
нет кричать. Глаза у него были круглые и голубые. Лицо тоже круглое и
розовое, волосы светлые и вьющиеся. Посмотришь на него - ну просто анге-
лочек. Только не умиляйся раньше времени. Эмилю было пять лет от роду,
но силой он не уступал молодому бычку. Жил он на хуторе Каттхульт, близ
селения Леннеберга, в провинции Смоланд. И разговаривал этот плутишка на
смоландском наречии. Но тут уж ничего не поделаешь! В Смоланде все так
говорят. Если ему хотелось надеть свою шапку, он не говорил, как ты:
"Хочу шапку! ", а кричал: "Хочу шапейку!" Его шапка была всего-навсего
обыкновенной, довольно неказистой кепчонкой с черным козырьком и синим
верхом. Ее однажды купил ему отец, когда ездил в город. Эмиль обрадовал-
ся обновке и вечером, ложась спать, сказал: "Хочу шапейку!" Его маме не
понравилось, что Эмиль собрался спать в кепке, и она хотела положить ее
на полку в сенях. Но Эмиль завопил так, что стало слышно во всей Ленне-
берге: "Хочу шапейку!"
И целых три недели Эмиль спал в кепке каждую ночь. Что ни говори,
своего он добился, хотя для этого и пришлось ему поскандалить. Уж он-то
умел настоять на своем. Во всяком случае, не делал того, чего хотела его
мама. Однажды под Новый год она попыталась уговорить его поесть тушеных
бобов: ведь овощи так полезны детям. Но Эмиль наотрез отказался:
- Не буду!
- Ты что ж, совсем не будешь есть овощи и зелень? - спросила мама.
- Буду! - ответил Эмиль. - Только взаправдашнюю зелень.
И, притаившись за новогодней елкой, Эмиль принялся грызть зеленые ве-
точки.
Но скоро ему надоело это занятие, уж больно колючи елочные иголки.
И упрямый же был этот Эмиль! Он хотел командовать и мамой, и папой, и
всем Каттхультом, и даже всей Леннебергой. Но леннебержцы не желали ему
подчиняться.
- Жаль этих Свенссонов из Каттхульта! - говаривали они. - Ну и бало-
ванный же у них мальчишка! Ничего путного из него не выйдет, это уж как
пить дать!
Да, вот что думали о нем леннебержцы. Знай они наперед, кем станет
Эмиль, они бы так не говорили. Если бы они только знали, что он будет
председателем муниципалитета, когда вырастет! Ты, верно, не знаешь, кто
такой председатель муниципалитета? [1] Это очень-очень важный человек,
можешь мне поверить. Так вот, Эмиль и стал председателем муниципалитета,
только не сразу, конечно.
Но не будем забегать вперед, а расскажем по порядку о том, что случи-
лось, когда Эмиль был маленький и жил на хуторе Каттхульт близ Леннебер-
ги, в провинции Смоланд, со своим папой, которого звали Антоном Свенссо-
ном, и со своей мамой, которую звали Альмой Свенссон, и своей маленькой
сестренкой Идой. Был у них в Каттхульте еще работник Альфред и служанка
Лина. Ведь в те времена, когда Эмиль был маленьким, и в Леннеберге, и в
других местах еще не перевелись работники и служанки. Работники пахали,
ходили за лошадьми и быками, скирдовали сено и сажали картошку. Служанки
доили коров, мыли посуду, скребли полы и баюкали детей.
Теперь ты знаешь всех, кто жил в Каттхульте, - папу Антона, маму
Альму, маленькую Иду, Альфреда и Лину. Правда, там жили еще две лошади,
несколько быков, восемь коров, три поросенка, десяток овец, пятнадцать
кур, петух, кошка и собака.
Да еще Эмиль.
Каттхульт был небольшим уютным хуторком. Хозяйский дом, выкрашенный в
ярко-к



Назад