cbc5c3d9

Ливий Тит - История Рима От Основания Города



Тит Ливий
ИСТОРИЯ РИМА ОТ ОСНОВАНИЯ ГОРОДА
КНИГА I
ПРЕДИСЛОВИЕ
(1) Создам ли я нечто, стоящее труда, если опишу деяния народа римского от
первых начал Города, того твердо не знаю, да и знал бы, не решился бы
сказать, (2) ибо вижу - затея эта и старая, и не необычная, коль скоро все
новые писатели верят, что дано им либо в изложении событий приблизиться к
истине, либо превзойти неискусную древность в умении писать1. (3) Но, как
бы то ни было, я найду радость в том, что и я, в меру своих сил, постарался
увековечить подвиги первенствующего на земле народа; и, если в столь
великой толпе писателей слава моя не будет заметна, утешеньем мне будет
знатность и величие тех, в чьей тени окажется мое имя. (4) Сверх того,
самый предмет требует трудов непомерных - ведь надо углубиться в минувшее
более чем на семьсот лет, ведь государство, начав с малого, так разрослось,
что страдает уже от своей громадности; к тому же рассказ о первоначальных и
близких к ним временах, не сомневаюсь, доставит немного удовольствия
большинству читателей - они поспешат к событиям той недавней поры, когда
силы народа, давно уже могущественного, истребляли сами себя2; (5) я же,
напротив, и в том буду искать награды за свой труд, что, хоть на время -
пока всеми мыслями устремляюсь туда, к старине,- отвлекусь от зрелища
бедствий, свидетелем которых столько лет было наше поколение3, и освобожусь
от забот, способных если не отклонить пишущего от истины, то смутить его
душевный покой. (6) Рассказы о событиях, предшествовавших основанию Города
и еще более ранних, приличны скорее твореньям поэтов, чем строгой истории,
и того, что в них говорится, я не намерен ни утверждать, ни опровергать4.
(7) Древности простительно, мешая человеческое с божественным,
возвеличивать начала городов; а если какому-нибудь народу позволительно
освящать свое происхождение и возводить его к богам, то военная слава
народа римского такова, что, назови он самого Марса своим предком и отцом
своего родоначальника, племена людские и это снесут с тем же покорством, с
каким сносят власть Рима. (8) Но подобного рода рассказам, как бы на них ни
смотрели и что бы ни думали о них люди, я не придаю большой важности. (9)
Мне бы хотелось, чтобы каждый читатель в меру своих сил задумался над тем,
какова была жизнь, каковы нравы, каким людям и какому образу действий -
дома ли, на войне ли - обязана держава своим зарожденьем и ростом; пусть он
далее последует мыслью за тем, как в нравах появился сперва разлад, как
потом они зашатались и, наконец, стали падать неудержимо, пока не дошло до
нынешних времен5, когда мы ни пороков наших, ни лекарства от них переносить
не в силах. (10) В том и состоит главная польза и лучший плод знакомства с
событиями минувшего, что видишь всякого рода поучительные примеры в
обрамленье величественного целого; здесь и для себя, и для государства ты
найдешь, чему подражать, здесь же - чего избегать: бесславные начала,
бесславные концы6.
(11) Впрочем, либо пристрастность к взятому на себя делу вводит меня в
заблужденье, либо и впрямь не было никогда государства более великого,
более благочестивого, более богатого добрыми примерами, куда алчность и
роскошь проникли бы так поздно, где так долго и так высоко чтили бы
бедность и бережливость. Да, чем меньше было имущество, тем меньшею была
жадность; (12) лишь недавно богатство привело за собою корыстолюбие, а
избыток удовольствий - готовность погубить все ради роскоши и телесных
утех7.
Не следует,



Назад