cbc5c3d9

Ликок Стивен - Гвидо Гашпиль Гентский



humor_prose Стивен Ликок Гвидо Гашпиль Гентский 1911 ru en Е. Корнеева OCR Альдебаран http://www.aldebaran.ru/ admin@aldebaran.ru FB Tools 2005-10-27 OCR & SpellCheck Zmiy 12AC80FF-B578-46B0-9FCA-9679EF39E771 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Альдебаран
Стивен Ликок. Юмористические рассказы Худ.лит. Москва 1967 Stephen Leacock Стивен Ликок
Гвидо Гашпиль Гентский
Рыцарский роман
Это случилось в те времена, когда рыцарское сословие было в полном расцвете.
Солнце медленно, то взмывая вверх, то снова падая, склонялось к востоку и меркнущими лучами озаряло мрачные башни Буггенсбергского замка.
На зубчатой башне замка, простерши руки в пустоту, стояла Изольда Прекрасная. На лице ее, словно обращенном с немой мольбой к небесам, застыли безумная тоска и отчаяние.
Наконец уста ее прошептали: «Гвидо», и из груди вырвался глубокий вздох.
Легкая, словно сильфида, она светилась такой воздушной, неземной красотой, что, казалось, почти не дышала.
И в самом деле, она почти не дышала.
Стан ее, стройный и гибкий как лоза, был тонок и изящен, словно меридиан. Она выглядела такой хрупкой, что, казалось, вот-вот рассыплется при первом же движении. Черты ее отличались поразительной субтильностью, совершенно исключавшей возможность каких-либо мыслительных процессов.
С плеч ее мягкими, струящимися складками ниспадала длинная темно-лазоревая накидка, схваченная в талии шитым поясом, концы которого сопрягались серебряною пряжкой. Грудь прикрывал кружевной корсаж, заканчивавшийся у шеи пышным кринолином, а на голове красовалась высокая остроконечная шапка, похожая на огнетушитель и наклоненная назад под углом в сорок пять градусов.
— Гвидо! — шептала Изольда. — Гвидо!
И снова и снова заламывала она руки и, словно безумная, бормотала:
— Ах, нейдет он, нейдет!
Солнце зашло. На хмурый Буггенсбергский замок и древний город Гент, раскинувшийся у стен его, спустилась ночь. Когда совсем стемнело, окна замка запылали червонным пламенем, ибо был канун рождества и в большом зале замка шел веселый пир, который маркграф Буггенсбергский устроил в честь помолвки своей дочери Изольды с Бертраном Банкнотом.
Маркграф созвал на пир всех своих вассалов и ленников — Шервуда Шелудивого, Мориса Москита, Роллона Рейнвейна и многих других.
А в это время леди Изольда стояла на зубчатой стене и тосковала по далекому Гвидо.
Любовь Изольды и Гвидо была той чистой и почти неземной страстью, какая встречалась только в средние века.
Они ни разу не видели друг друга. Гвидо никогда не видел Изольду, Изольда никогда не видела Гвидо. Они ни разу не слышали голоса друг друга. Они ни разу не встречались.

Они никогда не были знакомы.
И все же они любили.
Любовь поразила их сердца внезапно. В ней было все то романтически-мистическое очарование, которое составляет величайшее счастье любви.
Как-то раз, много лет тому назад, Гвидо увидал имя Изольды Прекрасной, начертанное углем на заборе.
Он побледнел, упал в обморок и тут же отправился в Иерусалим.
В тот же самый день Изольда, проходя по одной из улиц Гента, увидела кольчугу с гербом Гвидо, висевшую на веревке для сушки белья, и тут же замертво упала на руки своей кормилицы.
С этого дня они полюбили друг друга.
Часто по утренней зорьке Изольда выходила за ворота замка и бродила с именем Гвидо на устах. Она называла его деревьям, нашептывала цветам, рассказывала о нем птицам. Многие из них даже выучили это имя наизусть.

Иногда она скакала верхом по песчаному берегу и бросала имя Гвидо набегавшим волнам. Случалось, что она говори



Назад