cbc5c3d9

Лиготти Томас - Эта Тень, Эта Тьма



Томас ЛИГОТТИ
ЭТА ТЕНЬ, ЭТА ТЬМА
Было похоже, что Гроссфогель взял с нас грабительскую сумму за то, что
предлагал. Некоторые из нас (всего нас было около двенадцати) винили себя и
наш собственный идиотизм с той минуты, как мы оказались в этом месте,
которое один опрятно одетый джентльмен тут же окрестил "Средоточием нигде".
Тот же самый джентльмен, который несколько дней назад сообщил своим
собеседникам, что он перестал писать стихи из-за отсутствия, как он считал,
надлежащего преклонения перед его новаторской "герметической лирикой", а
затем объявил место, где мы оказались, именно таким, какого нам следовало
бы предвидеть и скорее всего именно таким, какое мы, идиоты и неудачники,
вполне заслужили. У нас, объяснил он, не было ни малейших оснований ожидать
чего-либо получше, чем мертвый городок Крэмптон в самой нигдешней области
всей страны, да и всего мира, если на то пошло - в самую унылую пору года,
вклинившуюся между щедрой ослепительной осенью и тем, что обещает быть
щедрой и ослепительной зимой. Мы в ловушке, сказал он, практически заперты
в той области страны и всего мира, где в окружающем пейзаже налицо все
признаки этой унылой поры или, вернее, полное отсутствие каких бы то ни
было признаков, где абсолютно все полностью ободрано до голого остова, и
где жалкая безличность форм в их неприкрытой наготе столь беспощадно
бросается в глаза. Когда я указал, что гроссфогелевский проспект этой
экскурсии, наименованной "физически-метафизической экскурсией", строго
говоря, нигде прямо не вводил в заблуждение относительно цели нашей
поездки, ответом мне были злобные взгляды соседей за нашим столиком, а
также и сидевших за столиками вокруг в небольшой, почти миниатюрной
столовой, в которую втиснули всю нашу группу, под завязку набив зал
любителями экзотики, которые, перестав на минуту-другую препираться, просто
тупо смотрели в убийственной тишине на пустые улицы и полуразрушенные
здания мертвого городка Крэмптон, видневшиеся в затуманенных окнах. Затем
городок был язвительно назван "убогой бездной" - так выразился
скелетообразный субъект, всегда представлявшийся "расстриженным
академиком". Такое самообозначение обычно провоцировало вопрос о том, что,
собственно, оно обозначает, после чего он пускался в подробные объяснения,
как неспособность приспособить свое мышление к требованиям
"интеллектуального базара", по его выражению, вкупе с неумением скрывать
свои неортодоксальные изыскания и методики лишили его возможности получить
пост в каком-нибудь пристойном академическом учреждении или любом другом
учреждении, а также фирме. То есть он пребывал в убеждении, что его фиаско
являются его высоким отличием, и в этом смысле он был типичен для всех нас
- тех, кто сидел за несколькими столиками и у стойки этой миниатюрной
столовой и жаловался, что Гроссфогель запросил с нас грабительскую сумму и
в какой-то мере преувеличил в своем проспекте важность и смысл экскурсии в
мертвый городок Крэмптон.
Вытащив из заднего кармана брюк мой экземпляр гроссфогелевского
проспекта, я положил его перед тремя моими соседями по столику. Затем
достал мои хрупкие очки для чтения из кармана старого джемпера под моим
даже еще более старым пиджаком, чтобы еще раз проштудировать эти страницы и
подтвердить подозрения, которые у меня возникли относительно их истинного
смысла.
- Если вы имеете в виду мелкий шрифт... - начал мой сосед слева,
фотограф-портретист, который обычно закашливался, стоило ему заговорить,
как случило



Назад