cbc5c3d9

Ли Танит - Владыка Смерти (Сага О Плоской Земле I, Том 2)



Тэнит ЛИ
ВЛАДЫКА СМЕРТИ
ТОМ 2
Часть седьмая
ВРАГИ СМЕРТИ
Глава 1
Сколько дней или месяцев брели через пустыню Симму и Кассафех, первые
бессмертные люди земли, неизвестно. Может, не так уж и много, а возможно,
очень долго. Пустыня была однообразна, и время, казалось, остановилось. Никто,
кроме бессмертных, не выжил бы здесь. Тем не менее у пустыни наверняка были
свои секреты, открывавшиеся только таким, как Симму и Кассафех. Без сомнения,
пустыня удивилась, обнаружив, что беглецы все еще живы, хотя любой обычный
человек, без сомнения, давно погиб бы. Вероятно, пустыня подумала: "Они все
равно погибнут завтра". Но и завтра, и послезавтра беглецы по-прежнему
оставались живы и, похоже, не собирались умирать. В конце концов пустыня
потеряла всю свою самонадеянность и приоткрыла им свои тайны. Тут и там из
земли торчали скрытые нагромождения камней, утыканные шипами растения, чьи
могучие корни вытягивали из глубины земли и накапливали в стеблях каплю-другую
живительной влаги, глубоко в пещере бежала среди камней струйка воды; меж
валунов спрятался окаменевший куст с высохшими сломанными ветвями и тремя
живыми коричневыми побегами.
Подкрепившись, Симму и Кассафех отправились дальше - несмотря ни на что,
они были молоды той молодостью, которая не имеет ничего общего с возрастом или
незрелостью.
Они оба похудели. Но не стали от этого менее прекрасными. Иначе и не могло
быть. Они шли молча, отчасти из-за того, что пустыня не располагала к
разговорам; да и Кассафех не была болтлива. Три года она почти ни с кем не
разговаривала. Кроме того, все, что она хотела, она всегда могла сказать
красноречивым жестом и выражением лица, не говоря уж об изменяющемся цвете
глаз. Кассафех, не отрываясь, смотрела на Симму, смотрела так, как женщина
смотрит на любимого мужчину, бесконечно очарованная им и своей любовью.
Кассафех влюбилась в него в тот момент, когда, подняв светильник, увидела
лежащим в своей постели, но она до сих пор ничего не знала о Нем. Незнакомец
вошел к ней, очаровал ее и увел ее с собой. И тем же незнакомцем Симму
оставался до сих пор. Он ничего не рассказывал о своем прошлом, видимо не
считая это важным. Не говорил Симму и о будущем, хотя оно-то уж наверняка
будет значительным. Ну, а теперь он был героем, демоном, молодым леопардом и
ее возлюбленным. И Кассафех этого казалось вполне достаточно. Что касается
Симму, то он наконец вспомнил кое-что из своего прошлого, свою звериную
сущность, безмолвную, повинующуюся инстинктам. Он, казалось, любил Кассафех,
хотя, вероятно, его чувство вовсе и не было любовью. Может, он любил ее из-за
того, что находил в ней что-то звериное, в первую очередь красоту зверя.
Однажды он ушел в поисках еды, а вернувшись, увидел, что его спутница уснула в
полуденном пекле. Половину ее загорелого тела жгло солнце, половину скрывала
тень той скалы, под которой он ее оставил. Кассафех раскинулась во сне, ее
волосы походили на застывший свет, струившийся с прекрасного, не человеческого
лица, и Симму видел в ней газель, рысь, змею. Она была для него скорее
сестрой, чем женой. Но Симму всегда страстно желал ее. И это приносило
неповторимое наслаждение во время путешествия через пустыню - отдушина, среди
бесконечных поисков пищи и цели пути.
То, что они были всегда вместе, связало их за время пути неразрывными
узами. Лишь это и фляга, висевшая на поясе Симму.
Наконец, месяц или год спустя, они перевалили через гряду высоких дюн и
увидели, что местность внизу изменилась. К



Назад