cbc5c3d9

Ли Танит - Белая Змея



sf_fantasy Танит Ли Белая змея Третья книга саги о Ральдноре. Эту трилогию критики в один голос сравнивают с произведениями Муркока!
...Молва о славных деяниях Ральднора — мага и меченосца — летела из королевства в королевство, и не было ему равных. Но ныне, едва не полтора столетия спустя, имя Ральднора хранится лишь в легендах народа эманакир, назвавших его Избранным и проклявших даже память о его враге — Амреке, короле Висов. Ныне далекий потомок Ральднора — лучшая из чародеек эманакир — и великий воин, в жилах которого течет кровь Армека, полюбили друг друга.
И любовь их — возможно, единственная сила, которая способна остановить войну между народами...
1988 ru en Виктория Маргович Е. Свешникова Black Jack FB Tools 2005-08-29 http://www.oldmaglib.com OCR Библиотека Старого Чародея C30BDE1E-D75D-4FF1-88BC-EB2AD0D7DFCD 1.0 Танит Ли. Белая змея АСТ, Люкс М. 2005 5-17-030304-1, 5-9660-1579-1 Tanith Lee The Wars of Vis: The White Serpent 1988 Танит ЛИ
БЕЛАЯ ЗМЕЯ
Меч заколдован!
С первого удара Регер почувствовал, что противник не представляет угрозы. Бой будет легким, и, если повезет, ему удастся сохранить юноше жизнь.
И тут мир превратился в хаос. Внезапно Регер потерял контроль над мечом в своей руке. Клинок ожил и противился любой попытке поднять его.

Он был холоден как лед, но полон энергии, силы, противостоящей воле хозяина. Регер похолодел — и не от страха, а от чистейшей жути.
Колдовство! Заклятье превратило оружие во враждебное существо. Вместо верного металла в его руке, все еще сжимающей рукоять, судорожно билась жизнь. По всей длине клинка меч стал змеей, неистово пытающейся освободиться от остатков стальных оков.

Она была белая, как молоко, жесткая чешуя платиной сверкала на ее теле, а белые глаза бесстрастно взирали с плоской головы.
Регер знал, чья сила сотворила заклятье. Это была колдунья-эманакир, и она хотела его смерти!
Книга первая
Иска
Глава 1
Снег
В конусе пурпурного света на белом снегу стояла молодая женщина и звала собак мужа. Горы, окрашенные закатом и угасающие вместе с ним, пристально следили друг за другом через долину, а меж ними была лишь бесконечная мешанина широких сверкающих пластов снега.

Долина располагалась в самом сердце зимы, хотя иногда снег подтаивал даже здесь, на западе. Куски льда срывались с горы и разбивались где-то внизу.

Утром Тьиво заметила одинокий цветок, поднявший головку вопреки суровости природы, сорвала его и поставила в кувшин за очагом. Полупрозрачный, словно видение, цветок будет радовать ее, пока его не растопчет Орбин.

С утра, пользуясь тем, что солнце ненадолго выглянуло из-за туч, свору выпустили из сарая и позволили ей убежать в долину, где можно поймать зайца или неосторожную горную крысу. Однако днем тяжелые серые тучи снова легли на горные вершины, и Орбин отдал раздраженный приказ.

Тьиво пришлось оставить горшки и идти звать собак. Звонкий напряженный женский голос далеко разносился по Искайскому нагорью.
Вскоре собаки примчались, одна за другой. Ласково разговаривая с ними, Тьиво считала пробегающих мимо животных. Никто из них не принес добычи, но, может быть, им удалось кем-то перекусить.

Когда восемь собак вбежали в загон, Тьиво окинула горизонт внимательным взглядом и снова принялась звать. У Орна было девять собак, и одна из них, черная сука по имени Тьма, не вернулась со сворой.
Иногда в горных долинах выходит на охоту застигнутый зимой тирр, и вряд ли собака сможет выстоять против его ядовитых когтей. Да и сильного снегопада ей не пережить. А Тьма —



Назад