cbc5c3d9

Ли Брекетт - Большой Прыжок



Ли БРЕКЕТТ
БОЛЬШОЙ ПРЫЖОК
1
Через бездны между планетами, из конца в конец Солнечной Системы
поползли слухи. Кто-то совершил Большой Прыжок. Кто-то вернулся.
Об этом болтали космонавты в барах тысяч портов. Об этом говорили
люди на улицах бесчисленных городов. КТО-ТО СОВЕРШИЛ БОЛЬШОЙ ПРЫЖОК -
СОВЕРШИЛ И ВЕРНУЛСЯ. ЭТО ПОСЛЕДНЯЯ ГРУППА - ЭКИПАЖ БАЛЛАНТАЙНА. ГОВОРЯТ...
Говорили много противоречивого, фантастического, невозможного,
мрачного. Но за словами были только слухи, а за слухами - молчание.
Молчание было сфинксоподобным, как беззвучные пустыни в ночи. Это молчание
слушал Арч Комин после того, как заканчивались слова. Слухи, казалось,
бежали по крепкой струне, натянутой от орбиты Плутона до Марса, и возле
Марса молчание было глубже всего.
Комин полетел на Марс.
Охранник у главных ворот сказал:
- Простите, у вас должен быть пропуск.
- С каких это пор? - спросил Комин.
- С позапрошлой недели.
- Да? Что же так внезапно изменилось в компании Кохранов?
- Это касается не только нас, но и любого корабля на марсианских
маршрутах. Слишком много сопляков требуют ответов на глупые вопросы. Если
у вас есть дело, вы получите пропуск по обычным каналам. Иначе - стоп.
- Ладно, - сказал Комин. - Не стоит вам об этом беспокоиться.
Он повернулся и пошел к взятой в аренду машине. Сел в нее и медленно
поехал обратно по бетонной полосе дороги, ведущей к новому, прозаическому,
совершенно земному городу в четырех милях отсюда. Здесь, в открытой
пустыне, дул холодный марсианский ветер, неся пыль, и было неуютно из-за
далекой красной линии горизонта, сверкавшей под темно-синим небом.
Была еще одна дорога, отходящая от той, по которой ехал Комин, и он
свернул на нее. Она шла вкруговую к грузовым воротам космопорта, который
появился слева, как низко распростертое чудовище, с кучкой домов и парой
миль сараев, группировавшихся вокруг зоны доков. На высокой контрольной
башне даже на таком расстоянии были видны девять шаров - знак Кохранов.
На полпути между главной дорогой и грузовыми воротами, вне видимости
с обеих точек, Комин загнал машину в кювет, вылез, открыв дверцу, и лег в
пыль. Эта дорога использовалась только компанией, и ему оставалось лишь
ждать.
Дул ветер, неповоротливый и рассеянный, печальный, как старик, ищущий
в пустыне свою молодость, освещенные города, которых давно уже не было.
Красная пыль образовывала маленькие холмики у ног Комина. Он лежал, не
шевелясь, и терпеливо ждал, размышляя.
"Два дня и две ночи провел я во вшивых барах, держа ушки на макушке.
И все было зря, не считая одного пьяного юнца. Если он сказал мне
неправду..."
На дороге послышался какой-то звук. Из города, носившего имя Кохрана,
ехал грузовик. Комин неподвижно лежал в пыли.
Грузовик с ревом пронесся мимо, затормозил, затем вернулся, и
водитель выскочил наружу. Он был молодой, высокий и крепкий, обветренный
марсианской погодой. Он нагнулся к лежащему у дороги телу.
Комин вскочил и ударил его.
Водитель не захотел остаться в долгу. Он взбесился, и Комин не мог
винить его за это. Комин нанес ему еще один сильный удар, уложивший его на
землю, потом оттащил за машину и обыскал карманы. Все в порядке, у него
был пропуск. Комин забрал его куртку, фуражку и зеленые очки, смягчавшие
ослепительное сияние пустыни. Затем связал водителя и оставил за машиной,
чтобы он был в безопасности, пока не освободится сам или его кто-нибудь не
найдет. Под влиянием импульса Комин вытащил пару смятых банкнот,
поколебался, затем сунул их в карм



Назад