generic cialis online cbc5c3d9

Леурье Кристиан - Фургон



Кристиан Леурье
Фургон
При свете керосиновой лампы Очаровательный Малыш подсчитывал дневную
выручку. Как обычно, скудную. Публика больше не интересовалась
двухголовыми чудовищами.
- А как хорошо было там! - вздохнула голова чтобы мечтать.
- Ну, если и дальше так пойдет, вернуться вряд ли удастся, - ответила
голова чтобы думать.
Очаровательный Малыш встал. Обе его головы почти касались потолка
фургона.
- Пора бы тебе, наконец, подкрасить фургон, потолок совсем облупился, -
заметила голова чтобы мечтать.
- А зачем? Все равно он развалится раньше, чем найдется горючее для
взлета, - сердито буркнула голова чтобы думать.
Он посмотрел на свои руки, на свою пергаментную серую кожу. Идиоты, они
меня презирают за то, что я никогда не снимаю мою маску, - знали бы они,
кто я такой, - а ты всего лишь ярмарочная диковинка, не делающая сборов, -
когда-то я был пилотом первой кометы - когда-то, вот именно когда-то,
давненько это было, - может быть, Жоли была бы не такой жестокой, знай она
правду, - и тебя убили бы или заперли бы, чтобы узнать, откуда ты явился.
Голова чтобы мечтать закрыла глаза, лишь бы не видеть больше этой серой
кожи.
За окном он услышал смех Жоли. У нее была палатка с лотереей по ту
сторону проулка. Очаровательный Малыш поднял занавеску и выглянул головой
чтобы мечтать.
Она была очень красива, хотя и только с одной головой, и посетители
смеялись вместе с ней. Очаровательный Малыш тоже очень хотел бы
посмеяться. Но ведь Жоли смеялась как раз над ним.
- Хорош бы ты был на Мексосе, герой, если бы заинтересовался
моноцефалкой, - сказала голова чтобы думать.
- Да, на Мексосе это было бы глупо.
И голова чтобы думать вновь перенеслась на Мексос. Она видела огромный
город, по которому змеились тысячи серебряных каналов, а все улочки были
покрыты цветами. Здесь цветы вянут, если по ним ходить. Там жил маленький
нищий народ моноцефалов, игра природы, существа с одной головой, способные
делать только что-нибудь одно - или мечтать, или думать. Они бывали
замечательными художниками и выдающимися учеными, так как ничто не
отвлекало их от работы. И все-таки они были неполными. К счастью, на
Мексосе жили и другие - гармоничные бицефалы. И более редкие трицефалы,
которые могли не только мечтать и думать, но и субиколировать - а это, как
все знают, особенно изящное действие. Они были очень забавны, хотя из-за
их третьей головы на них никогда нельзя было особенно полагаться. А
главное, там были зу, которые радовали сердце своими нескончаемыми
песенками, похожими на хрустальные колокольчики в звенящих залах.
Голова чтобы мечтать грустно посмотрела на потолок фургона. За ним
скрывался механизм, который мог бы когда-нибудь вернуть фургон на Мексос.
Если удастся найти горючее. Очаровательный Малыш растянулся на полу
фургона. Только голова чтобы мечтать не уснула, но это было неважно,
потому что головы чтобы мечтать никогда до конца и не просыпаются. Она
смотрела в окошко и вспоминала звезды, миллиард разноцветных звезд.
- Чечевица подгорает, - перебила ее грезы голова чтобы думать.
Очаровательный Малыш снял чечевицу с керосинки и съел ее головой чтобы
думать, потому, что голова чтобы мечтать любила только рагу из домашнего
единорога и фаршированные бернаши. А где их было взять?
После ужина он раскрыл потолок фургона, чтобы еще раз посмотреть на
бесполезный атомный реактор. А потом пошел задать корм лошади.
- Здравствуй, - сказала лошадь.
- Здравствуй, - сказал Очаровательный Малыш.
- Как поживаеш



Назад